Джентльмен и вино

Вино в жизни англичанина (то есть, джентльмена) присутствовало практически всегда. Кажется, оно даже заменяло ему молоко матери, и уж точно — воду. Вода могла быть нехорошей, со всякой заразой, на вино же всегда можно было положиться, оно подвести никогда не могло, оно не только удаляло жажду, но исцеляло от разного рода недугов, было лекарством. Вот как один умный и понимающий профессор (мы же доверяем британским учёным!) писал в начале позапрошлого века: «… хорошее вино укрепляет плоть и дух, помогает пищеварению, улучшает обмен веществ и повышает ментальную энергию». Бинго! Вкусный и здоровый напиток, источник душевного спокойствия и крепких мышц.

Или гляньте, как убедительно Уильям Террингтон, автор фундаментального труда по смешиванию крюшонов, убеждал читателей в пользе алкоголя: «Хорошее вино делает хорошей кровь, хорошая кровь делает хорошим расположение духа, хорошее расположение духа делает хорошими мысли, хорошие мысли производят хорошие дела, а хорошие дела вводят человека в рай: следовательно, хорошее вино ведет человека прямиком в рай. Если это правда, то в рай попадет больше всех англичан, так как ни в одну страну в мире не привозят столько хорошего вина, как в Англию».

Убедительно? Ещё как, особенно про дорогу в рай. Логично? Несомненно, ведь именно англичане были основными потребителями хорошего (да и любого другого) вина — из Франции, Португалии, Испании, а потом — из разных частей империи, над которой не заходило солнце.

Слава Бордо была создана британцами: кларета (так джентльмены — от французского «clair», то есть, «светлые», «чистые» — называли в то время бордоские вина) они пили больше всех на свете, до тех, по крайней мере, пор, пока Аквитания вместе с обоими берегами Жироны по досадным для англичан результатам Столетней войны окончательно не отошла Франции, и Франция не решила, что вино ей и самой жизненно необходимо.

И портвейн англичане превратили в один из самых популярных алкогольных напитков: креплёное, то есть, не скисающее при транспортировке морем, довольно сладкое, приятное на вкус, ароматное, долго хранящееся португальское вино англичане полюбили сразу и любят до сих пор, удачно сочетая его со странными блюдами своей кухни. Вот, взять стилтон, голубой сыр из Ноттингемшира, жутко пахучий и весьма странный на вкус: запьёшь его стаканчиком портвейна — и совсем другое дело! Ну и не станем забывать про бочки из-под портвейна и двойной профит от использования их для выдерживания виски.

Или вот победили англичане Непобедимую, как казалось, армаду испанцев (которую «тяжело было нести ветру и от тяжести которой стонал океан») на море и так отметили победу хересом, что уже не смогли без него дальше жить. Вот Шекспир, любитель и ценитель хереса, пишет: «Добрый херес вдвойне полезен. Во-первых, он, устремляясь вам в голову, разгоняет все скопившиеся в мозгу пары глупости, мрачности и грубости, окрыляет мысль, и потому, все, что слетает с языка, становится метким словцом. Второе воздействие доброго хереса в том, что он согревает кровь». Это вам уже не профессор не пойми каких щей, а знаток и врачеватель душ. Кстати, два этих события — победа над испанцами и добыча непортящегося в походах хереса позволили Британии стать той самой владычицей морей, которой мы её знаем: херес стал топливом, позволившим джентльменам ходить в походы любой продолжительности и покорять самые дальние страны.

Ну и, в конце концов именно англичане (pardon messieurs) изобрели шампанское. Так, во всяком случае, утверждают всё те же британские учёные. Вино из Шампани было кислым (солнца на самых северных виноградниках Франции никогда не хватало, и виноград не дозревал), поэтому в Англии его подслащали, разливали в крепкие бутылки (у французов стекло было более хрупким) и укупоривали пробками из коры португальского дуба, ну оно там в бутылках начинало снова бродить и, в результате, получалось игристым; и это потом уже монах Периньон случайное открытие англичан превратил в закономерность.

В общем, куда в мире вина не посмотри, в какую сторону алкогольного света не брось взгляд, везде эти джентльмены наследили, все исправили и улчучшили. А уж выпили столько, что ясная и светлая дорога в рай была им раз и навсегда обеспечена, тут даже к британским учёным не ходи, и так понятно. Понятно, что и сегодня англичанину без вина — никуда, что наряду с идеальным костюмом и идеальными манерами джентльмен должен обладать вкусом к вину и умением его пить. Так и есть.


Автор: Геннадий Йозефавичус

Другие статьи
Бренд
Новый год в пути
Вино в жизни англичанина (то есть, джентльмена) присутствовало практически всегда. Кажется, оно даже заменяло ему молоко матери, и уж точно — воду.
Бренд
Джентльмен и вино
Вино в жизни англичанина (то есть, джентльмена) присутствовало практически всегда. Кажется, оно даже заменяло ему молоко матери, и уж точно — воду.
Бренд
Осеннее настроение
Он родился в небольшой деревне с непроизносимым корнским названием, в четверти часа от берега моря и в двух с половиной сотнях миль от Лондона, в месте красивом, особенно осенью.

^