Золотое руно

Многие уже ставшие привычными материалы – кашемировая фланель, эластичный кашемир, смеси кашемира с мехом норки, соболя, шиншиллы и даже с карбоном и сталью – были разработаны на фабрике Colombo в Пьемонте. Сегодня она производит около полумиллиона метров ткани в год.

Луиджи Коломбо, основавший фабрику в конце 1960-х, был человеком интеллигентным и скромным. Он говорил: «Никогда не спрашивайте сотрудников, как прошли продажи, а только, понравился ли продукт клиентам». А клиенты были в восторге от тканей Colombo. В кабинете его младшего сына - Роберто Коломбо на столе пара бумаг, фото детей и отца Луиджи. На самом видном месте – ксерокопия интервью Пьера-Алексиса Дюма, главы Hermès, где он, говоря о лучших партнерах Дома, упоминает Colombo. «Знаете, чего стоит эта похвала?» – спрашивает Роберто. Редко когда компания-эталон в индустрии люкса называет тех, кто помогает ей поддерживать этот статус. Да, это дорогого стоит. Под словами Дюма подписались бы многие другие марки, стоящие на вершине индустрии моды, в чьих коллекциях есть изделия из дорогих и необычных тканей.

Придя в компанию в 1970-х, Роберто вместе со старшим братом Джанкарло убедили отца, что для успешного будущего они должны сосредоточиться на узком сегменте роскошных материалов. И оказались правы: сегодня Lanificio Luigi Colombo – одна из немногих фабрик в Пьемонте, которая не перешла под контроль холдинга и чей основной источник дохода – по-прежнему производство тканей. Роберто сфокусировался на маркетинге и инновациях, а Джанкарло – на производстве и поиске сырья. Это только кажется, что в современном мире все известно и доступно. На самом же деле, подобно Марко Поло, ему приходится отправляться на край света – в Киргизию, Китай, Монголию, Казахстан, Перу, Боливию, Чили и Аргентину, чтобы добыть у местных фермеров лучшую шерсть.

В 1989 году Джанкарло одним из первых поехал на Дальний Восток, во Внутреннюю Монголию. До этого рынком сырья заправляли трейдеры, но когда китайское правительство разрешило прямые продажи, Джанкарло отправился прямо к пастухам за лучшим кашемиром. Их сотрудничество – это куда больше, чем покупка шерсти, это целая программа по защите территории, поддержанию фермерского сообщества и их семей, сохранению популяции и здоровья коз, которых разводят в крайне сложных климатических условиях. Но именно они – причина того, почему кашемир из Внутренней Монголии считается самым качественным в мире. Каждый год примерно 250 тонн шерсти прибывает оттуда на фабрику Colombo, где прежде, чем превратиться в ткань, шерсть пройдет через 94 производственных цикла и 18 этапов контроля. О стандарте качества также говорит простая математическая пропорция: из одного килограмма кашемировой шерсти изготавливается нить длиной 120 км. Но даже это не предел тонкости и уникальности для Colombo. Взять например, викунью, из шерсти которой марка делает невесомые шарфы - они пронумерованы как ювелирные изделия (и стоят соответственно). Толщина волоса викуньи всего 12-13 микрон, – в то время как кашемира – около 15 микрон. От одного взрослого животного можно получить не более 250 гр. шерсти в год. Обитают викуньи в высокогорных районах Перу, Боливии, Чили и Аргентины. Однажды, чтобы почтить перуанских фермеров, Джанкарло согласился принять участие в организованном ими футбольном матче. «Я думал, что умру, – не потому, что я был недостаточно тренированным, а потому что бежать на высоте 4000 метров почти невозможно, даже пытаться это делать, если вы не привычны к такой высоте. Я сжал кулаки и изо всех сил заставлял свое тело двигаться и сражаться, чтобы быть одним из них».

Стоит ли говорить, что Colombo выходит победителем в вечном соревновании на поле моды. Но не только благодаря первоклассным материалам, но также сочетаю традиций и инноваций своего производства. Приходилось ли вам замечать характерные волны на поверхности дорогого кашемирового пальто или шарфа? Однажды Роберто Коломбо отстоял их в то время, как некоторые марки хотели избавиться от этого эффекта, который в их глазах ассоциировался с чем-то старомодным. Полоски указывают на то, что кашемир произведен традиционным способом и расчесан не металлической или пластиковой гребенкой, а высушенными колючками чертополоха. «Чего проще убрать эти колючки, но это уже вопрос качества и этики. Хотя неправильно думать, что качество означает только традицию, это также изобретения и инновации», – говорит Роберто Коломбо.

Еще одним стратегически важным решением, которое братья приняли в конце 1980-х годов, стал запуск собственной марки готовой одежды. Начиналась она с простых аксессуаров, а сегодня включает трикотаж, костюмы, верхнюю одежду и товары для дома. При этом, Colombo справедливо декларирует, что не создает предметов моды. Ее вещи из тех, что служат десятилетиями. Трикотаж в линии Kid Cashmere отличается особой мягкостью, поскольку для его производства используют самый нежный пух с подшерстка ягнят. Шарфы из кашемира и викуньи совершенно невесомы, в Colombo им даже придумали название «летучий платок». Пиджаки из кашемира, хотя и лишены подкладки и бортовки, но отлично сидят благодаря удачной конструкции. Такое легкое пальто можно запросто надеть прямо на рубашку вместо пиджака. Наконец, куртки из смеси кашемира с шелком узнаются по ворсу с характерным почти перламутровым лоском. Благодаря специальной обработке ткань отлично сохранят тепло, отталкивают влагу и притягивает восхищенные взгляды.


Александр Рымкевич

Другие статьи
Бренд
Золотое руно
Возможно, название марки Colombo не у всех на слуху. Но обойтись без этой компании не могут многие первые имена в индустрии моды.
Бренд
Сезон открыт
Сегодня в моде могут прекрасно сосуществовать и удачно сочетаться совершенно полярные тенденции
Бренд
Лично в ноги
Обувь John Lobb рождается в тяжелом труде, шуме и пыли на фабрике в Нортгемптоне, а покупается и носится в Москве, Токио, Париже и других столицах мира

^