Salvatore Ferragamo. Новая эра

Пересказывать историю успеха простого неаполитанского мастера-обувщика, покорившего Голливуд, не имеет смысла – она хорошо известна и описана им самим. И хотя сегодня за его именем стоит большая компания с 4000 сотрудников и бутиками по всему миру, даже через годы жизненная и профессиональная философия Сальваторе Феррагамо остаются актуальны как никогда.

«Я привык делать первую пару сам – каждой модели, которую я придумал»



Несмотря на то, что Сальваторе Феррагамо получил доступ к самым знаменитым ногам Голливуда и смог построить успешный бизнес, он до конца жизни оставался ремесленником. Он был из тех людей, которые не боялись испачкать руки, чтобы сделать что-то уникальное. Не удивительно, что он запатентовал около 350 изобретений связанных с обувью. Сегодня многие марки, претендующие на место в люксовой нише рынка, пожертвовали мастерством ради маркетинга. Напротив, Salvatore Ferragamo в век глобализации, решили сосредоточить не только дизайн, но и производство обуви и кожаных аксессуаров в одном месте – на собственной фабрике под Флоренцией. Тоскана традиционно славится кожевенными мастерскими (поскольку также является центром мясного животноводства), и провенанс изделий становится принципиально важным для клиентов, готовых платить высокую цену за истинно артизанальное качество. Хотя сегодня марка Salvatore Ferragamo предлагает широкий спектр товаров – от готовой одежды до всевозможных аксессуаров (изделия из шелка, очки, ювелирные изделия и часы)  и парфюмерии, на обувь и аксессуары из кожи приходится львиная доля продаж марки.

В коллекции обуви можно найти модели, которые придутся по вкусу мужчинам полярных интересов и профессий. Сдержанные даблмонки, пенни-лоферы или безупречные и строгие оксфорды wholecut (выкроенные из цельного куска кожи) легко представить на ноге приверженца формального дресс-кода. В то время как мокасины на толстой плетеной подошве, лоферы с крупными фирменными пряжками «Ганчини» (Gancini) и всевозможные кеды явно придутся по вкусу молодому поколению. Столь же широк стилистически и модельный ряд сумок марки: от вместительных и более компактных кожаных рюкзаков, саквояжей, мессенджеров, tote до портфелей разной степени строгости, модных сумок-поясов, всевозможных папок и клатчей.

«Я добивался успеха, когда порывал с доминирующей в тот момент в моде тенденцией и предлагал совершенно новый стиль, и он мгновенно становился популярным»



Помимо ремесленного таланта и вкуса, Сальваторе Феррагамо обладал определенным визионерским даром. Он понимал, что его репутации хватит на гораздо большее, чем обувь. Когда его дочери Джованне было 15 лет, он дал ей задание придумать одежду к его туфлям. Она буквально выросла в мастерской отца и явно унаследовала его креативность. В 1958 году (за два года до смерти Сальваторе) состоялся первый показ Salvatore Ferragamo в отеле Plaza, и, что любопытно, это была коллекция спортивной одежды. Джованна по сей день пристально следит за работой дизайнеров, которые создают одежду под именем ее отца. В прошлом году креативным директором марки стал англичанин Пол Эндрю. Сын обивщика мебели королевского Виндзорского замка также вырос в мастерской отца, играя с обрезками великолепных тканей и тесьмой.  В Salvatore Ferragamo он пришел в 2016 году как дизайнер женской обуви, примерно в это же время француз Гийом Мейллан возглавил мужское направление. Их первой совместной работой стала объединенная коллекция весна-лето 2019, которая обозначила новый образ марки. Что примечательно, она обращается к особой касте клиентов, которым нет нужды следовать сиюминутным тенденциям моды, подобные качественные и идеальные в своей простоте вещи попросту никогда не устаревают. Тон в ней явно задает мужская портновская традиция с характерной качественной посадкой вещей. В женских и мужских моделях использованы практически одинаковые ткани, причем в мужской части коллекции также много легких, струящихся тканей. Некоторые детали отсылают к рабочей униформе. Дизайнеры специально просили мастеров ателье поменяться работой: рубашечники трудились над верхней одеждой и наоборот, - чтобы добиться характерной флюидности и мягкости силуэта.

Мейллан в мужских моделях в основном обращается к чистым неярким тонам – в коллекции доминируют оттенки песочного, бежевого, коричневого. Эндрю добавляет немного цвета и орнамента. Подобный подход дизайнеры применили и в коллекции следующего сезона – осень-зима 2019/20. Хотя ткани по сезону плотнее, в ней также заметны характерные мягкие драпировки. Самые запоминающиеся модели выполнены из кожи – куртки-рубашки, брюки, комбинезоны, плащи и пуховики. В них артизанальное мастерство Salvatore Ferragamo проявляется ярче всего.

«Когда я раскрывал коробку конфет для мамы, мое внимание привлекла прозрачная упаковочная пленка. Я крутил ее в руках. Возможно, это именно та замена, которую я искал…»



В годы войны, когда доступ к первоклассным материалам был не просто ограничен – их не было вовсе, Сальваторе Феррагамо находился в отчаянном поиске адекватной замены. Он смог применить для создания обуви бумагу, целлофан, пробковое дерево, рафию, коноплю, рыбью кожу, нейлон, леску. Свои знаменитые туфли на пробковой платформе мастер придумал, когда прекратились поставки качественной стали, необходимой для производства прочных туфель на каблуках. Сегодня у компании Salvatore Ferragamo нет недостатка в первоклассных материалах, но перед нею стоит задача иного рода. Для новых потребителей экологичность – отнюдь не пустой звук. Помимо того, что значительная часть электроэнергии на фабрике вырабатывается из возобновляемых источников, марка постоянно расширяет ассортимент изделий, созданных из переработанных материалов. Этим летом в продажу поступила капсульная коллекция 42 degree, созданная в рамках проекта Sustainable Thinking, в которую вошли кеды и сумки полностью изготовленные из регенерированных материалов. А во флорентийском музее Палаццо Феррагамо до марта следующего года проходит одноименная выставка, рассказывающая об использовании инновационных и экологичных технологий в моде.


Текст: Александр Рымкевич

Другие статьи
Бренд
Золотое руно
Возможно, название марки Colombo не у всех на слуху. Но обойтись без этой компании не могут многие первые имена в индустрии моды.
Бренд
Сезон открыт
Сегодня в моде могут прекрасно сосуществовать и удачно сочетаться совершенно полярные тенденции
Бренд
Лично в ноги
Обувь John Lobb рождается в тяжелом труде, шуме и пыли на фабрике в Нортгемптоне, а покупается и носится в Москве, Токио, Париже и других столицах мира

^