Младший брат

Последние годы неаполитанская марка Sartorio, название которой говорит само за себя, стала очень заметна на фоне множества компаний, работающих на рынке мужской одежды. Этому поспособствовали яркий узнаваемый стиль, отличное соотношение цены и качества, но главное – поддержка мощного владельца бренда – компании Ciro Paone S.p.A., более известной как Kiton. Любопытно, что в 2002 году она выкупила Sartorio у другого заметного неаполитанского игрока – Cesare Attolini. На приобретении настоял сам Чиро Паоне, которому нравилось качество работы этого ателье. Однако у Чиро было свое видение развития Sartorio, и тут стоит вспомнить его заслуги в мировом успехе понятия Made in Naples.

После войны в пригороде Неаполя Казальнуово, где сегодня располагаются знаменитые фабрики, жили 7000 портных, многие из которых были клиентами торговца тканями Чиро Паоне. В 1956 году он с помощью Чезаре Аттолини основал фабрику, уговорив прийти работать на нее 40 портных. Чтобы не нарушать привычный рабочий уклад небольших мастерских, было организовано довольно необычное производство. В традиционных ателье портной выполняет всю работу сам, разве что петли обметывает «азолая» – так называют вышивальщицу, и брюки делает отдельный мастер. И хотя на работу принимались только полноценные портные, было решено ввести разделение труда: каждый отвечает за свою операцию, но легко заметит, если кто-то допустит ошибку на предыдущем этапе, – и ее можно будет исправить.

Портные (в большинстве своем – мужчины) объединены в группы по характеру выполняемых операций. Они сидят за общими столами или рабочими станциями, иногда им удобнее работать, опираясь на колено. Ножницы, игла, нитки – вот и весь арсенал. Использование машин сведено к минимуму, абсолютное большинство операций выполняются руками. Рядом с рабочими местами – как повсюду в Неаполе – наклеены фотографии футболистов, Папы Римского и святых.

Так устроена фабрика Kiton в Ардзано, и это одно из самых современных и масштабных производств. Здесь также создается одежда бренда Sartorio, где наравне с ручной работой применяют и машины.

Возглавляет марку племянник Чиро – Антонио Паоне, который пришел в семейный бизнес в юном возрасте. На вопрос о том, что выделяет Sartorio среди прочих марок, он отвечает, не задумываясь. «Ткани. Поиск материалов и их отбор всегда привлекали меня. Я начал работать со своим дядей Чиро в возрасте 22 лет и до сих пор вспоминаю наши совместные захватывающие и довольно смелые путешествия. В поисках лучшего кашемира мы отправлялись на машине из Неаполя в Шотландию. Мы обязательно делали остановки в Париже и Лондоне, чтобы передохнуть и изучить тенденции моды в столицах, а затем обсуждали, анализировали и нередко спорили о них в дороге. Вояж продолжался пару недель и был довольно изматывающим. Мы проводили дни, просматривая метры и метры тканей, прерываясь лишь на обед, который для нас является священным». О вкусе и требованиях Чиро Паоне к качеству тканей ходят легенды. Однажды на кашемировой фабрике Johnstons of Elgan в Шотландии мне рассказывали, что Паоне всегда безошибочно выбирал лучшее, и ему было достаточно одного прикосновения, чтобы вынести свой вердикт. Многие поставщики расхваливали свои материалы, но он всегда выносил решение с помощью рук. Лучшую шерсть компания всегда покупала в Бьелле, а теперь, после приобретения одной из лучших пьемонтских текстильных фабрик Carlo Barbera, значительную часть материалов разрабатывает самостоятельно.

Но не только ткани (нередко с яркими цветами и рисунками) характеризуют стиль Sartorio. Неаполитанский акцент проявляется в самом крое с его естественной линией мягкого плеча, высокой проймой, мягкими драпировками и минимальным прикладом. Хотя пидажки Sartorio – это индустриальный продукт, в них заметно скрупулезное внимание к пропорциям кроя, технологиям и ручной обработке деталей. И в отличие от множества неаполитанских компаний, она явно не выполнена на скорую руку. Сегодня марка выпускает не только костюмы и блейзеры, но полную гамму предметов гардероба, включая верхнюю одежду, сорочки, аксессуары и обувь. По сравнению со старшим братом Kiton, вещи Sartorio явно адресованы более молодой аудитории как стилистически, так и в ценовом выражении. Характеризуя стиль марки, Антонио Паоне резюмирует: «Мужчина третьего тысячелетия свободен в самовыражении и более смел, но понимание элегантности остается неизменным. Мужчина с классом избегает позерства, но проявляет рафинированность в деталях. Принцип «меньше – значит больше» релевантен и в наши дни».


Александр Рымкевич

Другие статьи
Бренд
Полина Аскери и Арт Вторники в St-James
Сотрудничество художников с крупными производителями товаров и услуг имеет длительную историю. В конце XIX века, когда появилась профессия декоратора, многие художники добавили к своей основной карьере и это ремесло.
Бренд
Все дома
Это только кажется, что многие красивые вещи в сущности своей бесполезны. В дни, когда нам приходится стоически выносить жизненные испытания, они помогают нам пережить невзгоды с комфортом.
Бренд
Классика для современников
Миланская обувная марка Calzoleria Rivolta переживает второй золотой век.

^